«Любовь дороже истины, и мира и войны…»

Песенка герцога Бэкингема и королевы Анны Австрийской из известной советской версии «Трёх мушкетёров» неожиданным образом настигла меня в самом старом буддийском храме провинции Юньнань, Юаньтуне (圆通寺, Yuántōng Sì). Эта святыня сама по себе представляет огромный интерес, перевидев многое на своем веку, за 12 столетий существования со времён поздней династии Тан и по сей день. В его строениях мирно уживаются вместе три основных направления буддизма: хинаяна, махаяна и тибетский ламаизм. Представьте себе на секунду, чтобы христиане вдруг построили католическо-православно-протестантскую церковь… А ещё в Юаньтуне в изобилии живут драконы. Двое из них даже поселились в главном зале, и слушают наставления Будды Шакьямуни, спускаясь с колонн.

Вход в храм довольно необычен: красивая каменная дорожка от главных ворот ведёт вниз, а не наверх. Она напоминает об истории одной из самых масштабных реставраций храма, а также об одной из самых знаменитых историй любви и предательства в Китае.

20160923_071623077_ios

Новые ворота, построенные во время реставрации У Саньгуя

20160923_071411743_ios

Старые ворота, находившиеся на этом месте со времён основания храма

На закате династии Мин, Китай извне атаковали войска маньчжуров, а изнутри он был охвачен крестьянскими восстаниями под предводительством Ли Цзычэна. Его успехи в войне и дипломатии были весьма значительны, и он мог бы стать основателем новой династии Шунь, повторяя историю воцарения династии Хань. Пекин был взят его войсками почти без боя, а последний император династии Мин покончил с собой, повесившись на холме за Запретным Городом. Перед самоубийством он умертвил свою семью, чтобы над ней не надругались повстанцы. Но дорогу к трону Ли Цзычэню перебежала женщина, которую он захотел украсть у полководца минских войск, У Саньгуя. История умалчивает, была ли Чэн Юаньюань, жена военачальника, прекрасна, известно лишь, что тот любил её безмерно. И когда получил известие, что любимая и вся его семья попала в руки к повстанцам, У Саньгуй предал Родину, открыв ворота в Великой Китайской Стене, объединившись с маньчжурами и разбив войска Ли Цзычэня.

20160923_071523147_ios

Первый холл храма, Будды Майтрейя

20160923_072523247_ios

Главный холл. Когда-то он принадлежал Боддхисаттве Гуаньинь. Однако, во время многочисленных восстановлений после войн, там воцарился Будда Шакьямуни

20160923_073235404_ios

Дань последователям Хиняны — холл в тайском стиле

20160923_072446135_ios

Зал Ваджраяны, оплот тибетского ламаизма

20160923_072813373_ios

Зал Гуаньинь

По версиям некоторых историков, Чэн Юаньюань не простила предательства и ушла в монастырь. Но некоторые утверждают, что влюблённые соединились. Однако, чтобы замолить предательство, У Саньгуй предпринял самую масштабную реконструкцию храма Юаньтуна. К слову сказать, маньчжуров он тоже предал, активно участвуя в мятеже трёх феодалов, в южных провинциях, пока маньчжуры пытались навести порядок на севере. Однако, имя его в истории так и осталось запятнанным предательством. В китайской традиции долг превыше личных чувств. Возможно, поэтому и символична новая дорога расширенного храма, ведущая не вверх, а вниз.

© Елена Авдюкевич, walkwiththedragon.com
© «Прогулка с Драконом», 2016. Пожалуйста, не копируйте тексты и фотографии с сайта walkwiththedragon.com без согласия автора или без ссылки на источник.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s