С первого взгляда до седых волос

Одна из классических древнекитайских историй о любви — биография самого признанного мастера поэтического жанра фу, Сыма Сянжу (司马相如, примерно 169-117 года до нашей эры) и его жены, поэтессы Чжо Вэньцзюнь. Сюжет этот примечателен тем, что супруги не погибли в зените страсти, как Ромео и Джульетта или их китайский аналог, Лян Шаньбо и Чжу Интай, а прожили вместе долгую жизнь, со своими взлётами и падениями. Что гораздо труднее и неблагодарней красивой, но бесперспективной смерти через непродолжительный отрезок времени после знакомства.

Сыма Сянжу происходил из обедневшего аристократического рода в Чэнду, провинция Сычуань. По описаниям современников, он не отличался особой красотой и привлекательностью. Был небольшого роста, заурядной внешности и, к тому же, заикался. Но был умён, образован, хорошо играл на гуцине, с детства практиковал боевые искусства и обожал чтение. Однако с юности был вынужден зарабатывать себе на хлеб, поскольку родительский дом окончательно разорился. Началась его карьера в возрасте 20 лет при дворе императора Цзин-ди. Но повелителю не нравилась проза, поэтому поэт был вынужден перейти на службу к королю Лян, где познакомился с другими известными литераторами своего времени, нашёл признание своим талантам и получил некоторую известность.

Чжо Вэньцзюнь была любимой дочерью богача Чжо Вансуня из города Линьцон той же провиции Сычуань. Как это часто случалось с любимыми дочерями в зажиточных китайских семьях, она получила хорошее образование, обладала литературным талантом, играла в шахматы и на гуцине, а также рисовала. К тому же, была признанной красавицей, с лицом, прекрасным, как цветок лотоса, молочно-белой кожей и тонкими, выразительными бровями. Отец решил выдать её замуж за одного из многочисленных принцев, поскольку, по его мнению, такое сокровище никому из простолюдинов достаться не могло. Но потомок голубых кровей оказался слаб здоровьем и вскоре умер, оставив красавицу вдовой. Чжо Вэньцзюнь вернулась грустить о такой незадаче в отчий дом. И однажды случайно нашла свиток с поэмой Сыма Сянжу, которая привела её в восторг.

Король Лян умер, и Сыма Сянжу отправился домой в Ченду. Путь его проходил через Линьцон. Местный губернатор, знавший об успехах поэта при дворе Лян, пригласил его к себе пожить. Конечно, раз один пригласил, то и всем другим надо. Богач Чжо Вансунь устроил литературный приём в своей резиденции и, как бедный поэт ни сопротивлялся, пришлось идти развлекать местную элиту. Конечно, Сыма Сянжу был не в курсе, что бог любви Лао Юэ уже связал красной нитью его с Чжо Вэньцзюнь, сопротивление было бесполезно.%d1%81%d1%8b%d0%bc%d0%b0-%d1%81%d1%8f%d0%bd%d0%b6%d1%831

Девушка стояла за тонкой занавеской и слушала игру на гуцине. Сыма Сянжу исполнял старинную балладу 凤求凰, Мужчина-феникс завоёвывает любовь женщины-феникса. Порыв ветра откинул лёгкую ткань, и оба юных дарования увидели друг друга. Поскольку Чжо Вэньцзюнь была прекрасна, а молодой поэт известен, они полюбили друг друга с первого взгляда.

О том, чтобы отец дал согласие на брак, не могло быть и речи. Он, хоть был искушен в искусствах и поэзии, отдавать любимую дочь за бедного музыканта точно бы не стал. Поэтому молодые люди решили бежать в Чэнду под покровом ночи. Когда побег раскрылся, папа рвал и метал, но убить непутёвое чадо не решился. Вместо этого прибегнув к излюбленному наказанию непокорной молодёжи — отказал в содержании. Но влюблённых это, понятное дело, не остановило. Они открыли ресторанчик, где посетители могли не только выпить и закусить, но и послушать прекрасную игру на гуцине, в сопровождении чудесной поэзии.

Тем временем, соседи и родственники, втайне сочувствующие молодой паре, стали стыдить отца семейства за такие консервативные взгляды. Мол, что у тебя сердца нет, посмотри, как любимая дочь мучается, целыми днями жаря и паря еду для всякого сброда. Людям в глаза смотреть совестно, хрен бы с этим поэтом, но девушку жалко. Под таким давлением папаша простил молодожёнов, благословил и выдал богатое приданое, на которые были приобретены  обширные земельные владения и прекрасный сад. До сих пор в Чэнду есть колодец Вэньцзюнь и платформа для игры на гуцине, с которой открывается великолепный вид на окрестные горы.20160918_061912398_ios

Тут бы и закончить сказку тем, что они жили долго и счастливо и умерли в один день, но жизнь внесла свои коррективы. По прошествии нескольких лет, новый император, У-ди, прослышав о талантах Сыма Сянжу, призвал его во дворец, в стольный город Чанъань. Некоторое время поэт наслаждался благоволением императора, роскошью и богатством. Но, неискушенный в дворцовых интригах, пал жертвой подковёрной борьбы и был заточен в темницу. Отец Чжо Вэньцзюнь вновь загорелся идеей найти ей более подходящего жениха, но молодая женщина наотрез отказалась выходить замуж за кого-либо ещё. Видя такую непреклонность, папаша сам поехал во дворец восстанавливать справедливость, и, благодаря его вмешательству, Сыма Сянжу выпустили на свободу. В результате этого несправедливого обвинения, поэт стал пользоваться ещё большим расположением императора, зажил на широкую ногу, и, как это нередко случается и в наше время в подобной ситуации, стал заглядываться на одну юную девицу, подумывая о том, чтобы взять её в наложницы.

Эти неутешительные вести быстро долетели до Чжо Вэньцзюнь, которая, конечно, сильно расстроилась. Но жаловаться отцу на неблагодарного супруга не стала (папа же предупреждал, что он безнадёжен и предлагал альтернативы), бить мужу морду в Чанъань не поехала, а села и написала послание 白头吟 (Песнь о седых волосах), которое актуально для многих жён и мужей и по сей день, спустя более двух тысячелетий. Выражение из этой поэмы 白头不相 стало традиционным на китайской свадьбе пожеланием молодожёнам дожить вместе до седых волос.

皑如山上雪,皎如云间月。闻君有两意,故来相决绝。

今日斗酒会,明旦沟水头。躞蹀御沟上,沟水东西流。

凄凄复凄凄,嫁娶不须啼;愿得一心人,白头不相离。

竹竿何袅袅,鱼尾何簁簁。男儿重意气,何用钱刀为

Как белизна снега на вершинах гор, кристально чиста моя любовь,

Ярко сияющая, как луна между облаками.

Но слух донёсся, что у моего господина двойственные стремления,

И наш союз пришёл к переломному моменту.

Сегодня я вспоминаю, как мы пили свадебное вино,

А завтра пойду в одиночестве, склонив голову, вдоль канала.

Глядя в тёмные воды, уносящие мои печали на восток и запад.

Безутешный ответ, печальное откровение, но в браке не нужно плакать.

Мне хотелось быть одним целым с мужчиной, у которого верное сердце,

Не разлучаться с ним, даже когда наши волосы станут седыми.

А не с кем-то, ловящим свежую рыбку своим длинным бамбуковым шестом.

Верность и преданность мужчины ценнее любых денег, острее любого ножа!

 

И муж, прочитав это послание тут же устыдился своего поведения. Поехал в Чэнду и привёз свою жену в Чанъань, где они жили вместе долго и счастливо. Не без мелких передряг, конечно, но литературное дарование супруги всегда выручало. Когда Сыма Сянжу умер, Чжо Вэньцзюнь написала прекрасную эпитафию на его могиле. Которая, увы, до наших дней не сохранилась. Зато сохранилась прекрасная история любви длиною в жизнь.

Вот здесь можно посмотеть историю в картинках. Материал взят из биографии Sima Xiangru

Иллюстрация взята отсюда, фото Елены Авдюкевич, Чэнду, Китай

© Елена Авдюкевич, walkwiththedragon.com
© «Прогулка с Драконом», 2016. Пожалуйста, не копируйте тексты и фотографии с сайта walkwiththedragon.com без согласия автора или без ссылки на источник

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s